Безвластие в октябре 1917 года не обошло стороной и Одессу. На власть претендовало множество группировок и объединений, среди которых были анархисты, большевики, монархисты и другие. Между солдатами и матросами, гайдамаками и красногвардейцами то тут, то там возникали драки и перестрелки. Власть была бессильной. 
Безвластие в октябре 1917 года не обошло стороной и Одессу. На власть претендовало множество группировок и объединений, среди которых были анархисты, большевики, монархисты и другие. Между солдатами и матросами, гайдамаками и красногвардейцами то тут, то там возникали драки и перестрелки. Власть была бессильной. В городе царил хаос и бесконтрольность. Это было преддверие октябрьской революции. За день милицейские сводки регистрировали 5-8 налетов, около 30 краж и ограблений, десяток убийств. Это только зарегистрированные случаи.
2 октября город перешел под власть Центральной рады и вошел в состав Украинской республики. Украинская власть контролировала вывоз и ввоз товаров в Одессе, секла спекулянтов и взяточников, но этих мер катастрофически не хватало. В конце октября толпа жителей окраин с солдатами и уголовниками в своем составе в количестве двух тысяч человек бросилась на Бугаевку ограбить склады шампанского. Солдаты из ближних казарм прорыли к сладам подкопы и начали продажу напитка. Об этом быстро узнал весь город, и народ осадил склады. Городские власти мобилизировали в срочном порядке бронепулеметную команду, три сотни гайдамаков и сотню казаков, чтобы отогнать беснующуюся толпу. Было разграблено 400 тысяч бутылок к тому времени. Естественно, жители уже как следует разгорячились и попытались пойти на новые подвиги: штурмовать коньячный завод Шустова. Но рота георгиевских кавалеров произвела несколько залпов, ранив несколько человек. Нападавшие образумились.
18 ноября произошел бунт в городской тюрьме: 29 заключенных напали на стражу в бане, обезоружили ее и добрались до ворот. В это время из камер стали выбираться остальные заключенные. Около 50 человек смогли выбраться и сбежать. Революция произвела массу курьезов, к которым можно отнести и объявленную 20 ноября «Молдаванскую республику» в одном из районов Одессы.
 1 декабря большевики захватили гараж «Красного креста» ,который обслуживал украинские войска и украл 50 автомобилей. Второй отряд разоружил две сербские роты, захватив две сотни винтовок. Третий отряд оккупировал вокзал, четвертый – безуспешно прорывался к штабу одесского военного округа, а пятый занят Екатерининскую улицу. Начали бои между большевиками и сторонниками Центральной Рады. По всему городу шли перестрелки и большевиков было подавлено ценой смертей с двух сторон. Большевики вошли во Временный комитет для управления Одессой, при котором были созданы летучие отряды милиции, домовая охрана, еврейская самооборона и революционный трибунал. 
Но наибольшую проблему и опасность представляла партия «анархистов-обдирателей», которые выступали своеобразными Робин Гудами – грабили буржуев. Для начала они заявили в прессе, что их 500 человек, и они все вооружены, имеют даже пулеметы. Затем они захватили публичный дом Айзенберга, реквизировали все имущество и поселились в доме со своими семьями, обустроив штаб-квартиру. Анархисты агитировали матросов, и власти вынуждены были предпринять экстренные меры по ликвидации руководителей банды. За ночь бандитов расстреляли, и анархисты на какое-то время утихли.
Но в новогоднюю ночь 5 вооруженных налетчиков ворвались в дом одесского сахарозаводчика Гепнера. Они требовали от гостей 50 тысяч рублей в пользу своей партии. Хозяин поторговался и снизил сумму до 2 тысяч, но налетчики в придачу сняли драгоценности с женщин и отобрали бумажники у мужчин, которые находились в гостях у хозяина. Тем не менее, анархисты оказались не такими эгоистичными как можно было подумать, ведь они оставили 10 тысяч рублей «на извозчиков».
Начальник милиции Одессы Китников заявил, что силы правопорядка в составе партизанских отрядов, милиционеров, отрядов Красной Гвардии, еврейской боевой дружины не могут справиться с волной бандитизма. 18 января в Одессе установилась власть Совета народных Комиссаров и город провозгласили советской социалистической республикой, которая являлась независимой государственно-территориальной единицей.

Автор:

Смотрите так-же

Несмотря на существующую легенду о том, что именно в присутствии Екатерины II зашел разговор о новом черноморском порте и крепости Хаджибее, история Одессы начиналась задолго до Екатерины.
Последним мощным укреплением турков в Северном Причерноморье был Измаил, который дважды пытались взять русские войска. В 1790 году А.В. Суворов получил приказ Г.А. Потемкина возглавить штурм крепости, а военный совет уже принял решение о невозможности ведения активных действий против столь сильной крепости.
Иосиф (Хосе) де-Рибас был выходцем из Неаполитанского королевства. И уже в 18 лет он поступил на военную службу в русскою армию. Кто мог предугадать, что всего через четверть века он станет тем, кому Екатерина доверит заложить первые камни в строительство нового города и порта на Черном море.
Этот период в истории Одессы тесно связан с именем графа Михаила Воронцова, который был назначен новороссийским генерал-губернатором. Его личность уникальна для крепостной России, ведь найти второго такого генерала с высоким уровнем образованности и широким кругозором в российской армии было не сыскать.
События месяца